Павел Петров

Меня зовут Павел и я хочу поделиться своей историей прихода к музыке. В детства мне нравилось слушать песни, которые звучали дома по телевизору, радио или магнитофону, при этом я пытался, как и любой ребенок, подпевать любимые мелодии.

Музыкальной мою семью не назовешь, поэтому об обучении меня музыке речь не шла. Я помню из детских воспоминаний эпизоды, когда соприкасался с музыкальными инструментами: дома была гитара, которую я маленьким брал и просто что-то бренчал, при этом это было, скорее, как просто детская забава, так как душевного отклика на бренчание я не получал; также помню пианино у знакомых родителей, когда был в гостях, также подошел, понажимал клавиши и всё, быстро надоело; какие-то отрывки из воспоминаний о музыке в детском саду.

Где-то в 10-11 лет подростковом возрасте родители отвели в районную ДМШ, там меня не приняли, сказали, что нет слуха, так с этим клеймом я остался. В подростковом возрасте во мне начала усиливаться тяга к музыке, я стал напевать любимые мелодии, совершенно не отдавая себе отчёта в том, что пою неверные мотивы и фальшивлю.

Общаясь с ребятами, которые играют на гитаре и поют, я всё больше и больше тянулся к музыке и в возрасте 17 лет я решил научиться играть на гитаре и петь. Приобрёл себе гитару, самоучитель, книгу по теории музыки и начал учиться, позже пошёл к преподавателю по гитаре и по вокалу. Слух и пение начали улучшаться, я начал слышать, что пою или играю неправильно.

Позже с 19 до 23 лет я отучился в музыкальной школе, которая еще больше улучшила мои музыкальные данные. Я много занимался сам по тренажёрам слуха и всяким методикам, улучшающих слух, снимал мелодии и гармонии на слух. Для человека с клеймом от педагога из ДМШ «нет слуха» это очень хороший результат. Однако всегда оставалось одно «но»: я был постоянно не уверен в том, не ошибусь ли я при пении или игре на слух в следующий момент, всё время как бы искал звуки, опираясь на знания по теории музыки; мотив, который пропел правильно один раз, через пять минут я мог спеть опять неверно и слышал, что пою неверно, но никак не мог настроиться.

Было ощущение, что вместо устранения причины сбоя, который произошёл по каким-то причинам в детстве в системе моего музыкального слуха, я всё время пытаюсь скомпенсировать проблемные места – следствия. В этом и заключалась искусственность того, что я делаю – сложная конструкция для того, чтобы петь и играть правильно.

Нельзя не отметить и того, что много негативных эмоций давали сложности при всяких вычислительных сложностях: какой знак (диез или бемоль) поставить и прочее, а также то, что вроде много чего делаешь, а результат скромный по сравнению с теми, у кого слух изначально лучше был. Где-то в 2011 году назад узнал про методику Белецкого, точнее, про хроморяд и не зависимые от белых клавиш названия для черных клавиш. Когда внедрил их в пение своё, стало всё гораздо проще, ушло лишнее напряжение от раздумий о том, как правильно назвать.

В 2017 году связался с С.В. Белецким и решил испробовать на себе его метод. По мере занятий я обнаружил потрясающую вещь: простые вещи, которые входят в его методику, дают потрясающие результаты, так как они восстанавливают музыкальный слух естественным путём, приближенным к природе человека… По мере занятий мне стало легче доставать из памяти мелодии и петь их верно без усилий, как раньше, голос сам находит нужный звук без моей помощи, да и снимать на слух тоже стало проще, без всяких вычислений, а прошло всего-то 7 занятий. А главное – нет негативных эмоций и напряжения, только позитив и удовольствие от процесса.

Я планирую как можно чаще использовать в ежедневную своей практике эти несложные упражнения, чтобы вернуть музыкальный слух в правильное состояние, и я твёрдо верю в успех этого! Огромная благодарность Сергею Владимировичу за его огромную проделанную работу, которая в итоге дала столь результативную и практичную методику!

Всем, кто ещё с ней не знаком, советую ознакомиться и применять в своей практике, чтобы максимально раскрыть свой потенциал в области музыки!